О компании
 Услуги
 Отзывы
 Вопрос - ответ
 Публикации

812 717-90-39
Санкт-Петербург, ул. Гончарная, д.14 
194 112 867

Статьи

Зарубежные банки против отечественных

После кризиса 1998 года крупные иностранные банки предпочитали держаться подальше от России – хвалили, поощряли, но деньги держали подальше. Тем более неожиданным и стремительным стал их блицкриг в 2005-м, когда зарубежные кредитные учреждения в массовом порядке начали не только открывать в России свои представительства, но и скупать активы национальных финансовых структур.

Их российские коллеги забили тревогу: варяги придут и всех нас съедят!

Мы уже привыкли к тому, что на рынке обосновались дочки Citibank и банка Raiffaisen Austria. Теперь к ним прибавился Morgan Stanley, о своем скором приходе предупредил Goldman Sachs. Кто будет следующим – Merrill Lynch, Lehman Brothers или, скажем, Bank of America? И что на их фоне остается делать нам?! – посетовал в беседе с Ко один из российских банкиров.

Печаль банкира понятна. По мнению многих участников рынка, все вышеперечисленные кредитные организации в свое время проявляли к России нескрываемый интерес. И теперь каждая из них захочет отхватить свой кусок.

Смотрите, кто пришел!
Ответ на вопрос, которым задавался опечаленный банкир, был дан с невероятной быстротой и оказался настолько впечатляющим, что потряс финансовый рынок страны до основания. В последний месяц года – и по иронии судьбы в очередную годовщину разгрома немецко-фашистских войск под Москвой – настоящий дранг нах Остен осуществили два крупнейших немецких банка. Сначала Deutsche Bank приобрел 60% акций российской инвестиционно-банковской структуры United Financial Group (UFG). А затем вечный соперник Deutsche Bank – Dresdner Bank заключил соглашение о покупке 33,3% акций Газпромбанка. Впервые за всю историю существования отечественной банковской системы иностранцам достался столь крупный пакет акций в учреждении, входящем в первую десятку во всех возможных рейтингах и занимающем третье место по величине активов среди национальных финансовых структур.

Победоносный приход в России Deutsche Bank и Dresdner Bank стал финальным аккордом уходящего года, его достойным логическим завершением и заявкой на будущее. В последние несколько месяцев деловое сообщество не успевало переваривать новости о сделках, совершенных международными банковскими группами с целью приобретения наиболее ценных российских кредитных организаций. Зачастую это сопровождалось настоящими маркетинговыми войнами: так, за обладание КМБ-банком, покупка которого состоялась в апреле нынешнего года, борьбу вели сразу три международные корпорации – итальянская Banca Intesa Group, немецкий Deutsche Bank и французский BNP Paribas. Победили итальянцы: за обладание 75% акций КМБ (минус 1 акция) им пришлось заплатить $90 млн.

Другой сенсацией стало сделанное французской группой Societe Generale в августе этого года заявление о том, что она завершила сделку по приобретению ипотечного банка ДельтаКредит у фонда Delta Private Equity Partners. Покупка обошлась французам в $100 млн. На пути к своей цели им удалось отодвинуть американскую корпорацию GE Capital, также претендовавшую на ДельтаКредит. Но Societe Generale проявила готовность не постоять за ценой, что, по мнению российских экспертов, неудивительно: группа уже неоднократно заявляла, что считает очень перспективным рынок ипотечного кредитования в России. А по состоянию на середину текущего года ипотечный портфель ДельтаКредита составлял 5 млрд руб., уступая по объему только аналогичному портфелю Сбербанка. Останавливаться на достигнутом Societe Generale не собирается – в ее планах также захват места под солнцем на рынке потребительского кредитования. Недавно группа стала 100-процентным собственником самарского Промэк-банка, ранее принадлежавшего российской промышленно-финансовой группе СОК. Самарская финансовая структура специализируется на выдаче автокредитов, у нее довольно разветвленная филиальная сеть – 17 допофисов в Самаре и Самарской области, а также более 30 региональных представительств в крупнейших городах России. Кстати, столько же своих офисов до конца года планирует открыть на территории нашей страны Societe Generale. Другая французская финансовая группа – BNP Paribas – решила не отставать от соотечественников. Она собирается в течение ближайших шести лет открыть в России около 150 отделений. Действовать BNP Paribas намерена через ЗАО БНП Париба – свою дочку, зарегистрированную в России три года назад.

Нашествием европейских финансово-кредитных групп дело не ограничивается: осенью о своем намерении освоить российский рынок заявили американские банки. Сначала инвестиционная группа Morgan Stanley зарегистрировала у нас свою дочку, чем изрядно напугала отечественных банкиров. Затем по рынку поползли слухи о том, что в Россию собирается прийти американский Goldman Sachs. Вот уж действительно, лед тронулся, господа присяжные заседатели!. Goldman Sachs – не только один из крупнейших банков в США, это финансовая группа, пользующаяся покровительством семьи Бушей. Правда, пока в самом банке слухов о будущей экспансии не подтверждают. Но и не опровергают.

Было бы странно, если бы в число варягов не попали ведущие японские и китайские банки. Впрочем, последние, как пояснил Ко бизнес-директор по рынку кредитных организаций аудиторско-консультационной группы Развитие бизнес-систем Максим Горелов, уже давно успешно открывают свои представительства на востоке России. Их нашествие не выглядит таким устрашающим, поскольку китайские банки обслуживают интересы диаспоры и не посягают ни на рынок потребительского кредитования, ни на рынок ипотеки. Примерно такой же тактики придерживаются и банки из Страны восходящего солнца: так, недавно в Москве открылось представительство крупного японского банка Mitsui Sumitomo. Финансовый институт собирается оказывать поддержку японским торговым и автомобильным фирмам, работающим в России. А в ближайшем будущем японцы хотят заняться финансированием российского энергетического бизнеса. Bank of Tokyo-Mitsubishi готов весной будущего года создать в Москве дочернюю компанию, которая займется всем комплексом банковских операций.

Бурная активность нерезидентов на нашем рынке привела к тому, что их доля в уставном капитале отечественных банков за третий квартал 2005 года выросла с 7% до 11%. По данным Банка России, сейчас лицензию на банковские операции имеет 131 кредитная организация с участием нерезидентов в уставном капитале. Однако наблюдатели считают, что это еще цветочки – настоящий нерезидентский бум начнется в следующем году. Среди потенциальных пришельцев называют итальянскую группу UniCredito, уже владеющую крупными банками в Польше (Bank Pekao), Словакии (Zagrebacka Banka) и Болгарии (Bulbank).

Наших бьют?
Пока иностранцы осваиваются в России, национальные банки призывают на помощь правительство. И их призывы не остаются без внимания. Министр экономического развития Герман Греф считает, что иностранным финансовым институтам не следует открывать на территории нашей страны свои филиалы. По его словам, Россия уже имеет негативный опыт размещения на своей территории офшорных банков и не хочет его повторения.

На переговорах по вступлению в ВТО российское правительство настаивает на том, чтобы квота нерезидентов в уставном капитале банков не превышала 25%. Впрочем, президент Ассоциации российских банков (АРБ) Гарегин Тосунян считает, что этот показатель должен быть еще ниже – в пределах 10 – 15%, поскольку даже 25% для нас будет слишком много. А глава Ассоциации региональных банков России Александр Мурычев полагает, что экспансия иностранных финансовых структур создаст серьезную конкурентную нагрузку для мелких и средних кредитных организаций. Им будет очень трудно устоять в этой борьбе, и они станут первыми кандидатами на поглощение.
Руководители иностранных финансовых структур с такой точкой зрения не согласны: они считают, что налицо скорее пиар-кампания о вреде банков-нерезидентов вообще, чем объективный анализ сложившейся ситуации. Председатель правления ЗАО Райффайзенбанк Австрия Мишель Перирэн довольно скромно оценивает возможность роста доли иностранных банков на российском рынке. С учетом последних крупных сделок можно, конечно, говорить о вероятном притоке новых инвестиций в данный сегмент в течение последующих нескольких лет. Однако маловероятно, что доля иностранных банков превысит 15%, – заявил он Ко.

А Мишель Брику, генеральный директор Банка Сосьете Женераль Восток (BSGV), уверен, что массированное нашествие варягов невозможно из-за высокой степени концентрации в российской банковской системе. Она особенно велика в сфере розничного бизнеса, где доля Сбербанка составляет около 70%. В такой ситуации другим банкам очень сложно занять хоть сколько-нибудь значимую долю рынка, – пояснил он Ко. По словам Брику, когда BSGV около трех лет назад принял решение приступить к развитию розничного кредитования в России, руководителям банка казалось, что главными их конкурентами будут дочки' других иностранных банков – Райффайзен, Ситибанк, Московский международный банк. На деле оказалось, что бороться приходится в основном с крупными российскими финансовыми структурами, которые, как намекают зарубежные банкиры, громко кричат о притеснении, а на деле проводят куда более агрессивную политику, чем варяги.

Так что, похоже, пугает наши кредитные организации не перспектива быть поглощенными, а нечто другое. Косвенно на эту тему высказался на конференции Банковские розничные услуги в России вице-президент АРБ Анатолий Милюков. По его словам, через 2 – 3 года доля иностранных банков на российском розничном рынке (без учета Сбербанка) достигнет 50%, она уже сейчас составляет примерно 40%. Особенно интересует инобанкиров бурноразвивающийся рынок потребительского кредитования: на 1 января 2005 года объем кредитов, предоставленных ими населению на потребительские нужды, вырос до 46,6 млрд руб. Это составило 14,5% от совокупного кредитного портфеля всей банковской системы, в то время как на 1 января 2004 года аналогичная цифра равнялась 7,6%. По итогам этого года темпы прироста, как считают эксперты, могут оказаться еще более значительными: доля нерезидентов в общем объеме предоставленных потребительских кредитов вполне может вырасти до 25 – 28%.

Особенности национального банкинга
Принято считать, что в борьбе за клиента – будь то заемщик или вкладчик – у иностранных банков есть несколько преимуществ перед российскими коллегами. К числу главных относятся: возможность заимствовать дешевые средства на западных рынках, высокие стандарты обслуживания, наличие за спиной богатой материнской структуры и безупречная репутация.

Однако сами банкиры – как российские, так и иностранные, считают, что эти преимущества не так безусловны, как представляются на первый взгляд.

Доступ к дешевым деньгам теперь получили и национальные банковские структуры: в течение нынешнего года они привлекли за рубежом рекордные объемы средств на очень выгодных условиях. Только по итогам третьего квартала 2005 года сумма таких заимствований составила около $6 млрд. Это почти столько же, сколько банки взяли на Западе в долг за предыдущие два квартала. В ноябре соглашение о привлечении синдицированного кредита в объеме $1 млрд подписал Сбербанк. При этом наблюдателей поразил тот факт, что деньги лидер российской финансовой системы получил на сверхльготных условиях по ставке Libor + 0,55% годовых.

Другое дело, что пока Запад не готов давать нашим финансовым организациям длинные деньги: максимальный срок заимствований на иностранных рынках капитала не превышает 3 – 5 лет, в то время как американские и европейские банки могут привлекать кредиты на 10 лет, что позволяет им демпинговать на рынке потребительского кредитования, предлагая деньги взаймы под 8 – 10% годовых. Российским банкам – во всяком случае, мелким и средним – такая роскошь не по карману: у них
аналогичные показатели составляют 18 – 20%. Зато наши могут конкурировать с не нашими на рынке вкладов физических лиц, так как в иностранных кредитных организациях доходность по вкладам в долларах и евро невысока, в среднем от 5 – 7%, а в некоторых случаях – даже 3%. Как подчеркивают эксперты, иностранцы предпочитают не рисковать, поэтому не устанавливают высоких ставок доходности по вкладам физлиц.

Другой сильный козырь в конкурентной борьбе – наличие мощной материнской структуры. Однако, по мнению самих представителей дочек, не стоит преувеличивать позитивные стороны этого явления и упускать из виду негативные. Да, первое время российским дочкам позволяется работать в убыток, но длится этот льготный период не более 2 – 3 лет. При этом мать внимательно наблюдает за тем, как ведет себя ее далекое детище, насколько успешно оно отвоевывает себе место на рынке, как выстраивает отношения с российскими финансовыми властями, как привлекает клиентов и т. д. Если что-то, как говорится, не складывается, дочку могут превратить в так называемое мониторящее представительство, а то и вовсе продать.

Что касается высоких стандартов обслуживания клиентов в западных финансовых учреждениях, то среди российских банкиров в связи с этим популярна история о Козлове. Зампред ЦБ Андрей Козлов во время одного из визитов в США посетил средний американский банк с валютой баланса $10 млрд (таким показателем в России могут похвастаться только банки из первой тридцатки). Руководителя ЦБ поразило то, что численность персонала в этой финансово-кредитной структуре не превышала 50 человек; при этом все – от обслуживания клиентов до заполнения необходимых нормативных документов – было четко отлажено. Вот так должны работать и наши банки, – воскликнул, говорят, Козлов, после чего неустанно ставил увиденный им средний американский банк в пример нашим.

Однако выяснилось, что перенести американскую схему на отечественную почву без потерь довольно проблематично. Западные банки, придя в Россию, вынуждены по-русски жить. Им приходится нанимать больше персонала, мириться с огромной текучестью кадров (хотя, как отмечают эксперты, зарплаты в иностранных дочках примерно в 1,5 раза выше, чем аналогичные ставки в наших структурах). Руководители зарубежных финансовых организаций жалуются, что им приходится иметь дело с российским персоналом, который в большинстве случаев просто не дотягивает до стандартов корпоративного поведения, принятых в европейских странах или в США. А зачастую бывает и так, что сами эти стандарты оказываются непригодными для России. Так, клиенты одного из крупных иностранных банков жаловались, что от них при заключении договора о предоставлении кредита потребовали в обязательном порядке указать номера мобильников. А потом представители банка трезвонили по десять раз на дню – не для того, чтобы напомнить о необходимости погасить кредит, а с тем, чтобы предложить клиенту новую услугу, касающуюся, например, инвестиционного банкинга. Иногда хотелось либо отключить телефон, либо запустить им в стенку, либо высказать любезным сотрудникам все, что думаешь и о них, и об их банке, – жалуются те, кого в свое время привлекла как раз перспектива обслуживаться в банке по первому разряду. Так, как это принято на Западе, а не в немытой России.


www.hrm.ru